Наталья Ульянова о гендерных стереотипах в воспитании

«Ты же девочка, веди себя тише», «не плачь, ты же мальчик» — есть ли место таким фразам в воспитании современных детей? Компетентное мнение психолога Натальи УЛЬЯНОВОЙ 

Первая фраза, которую произносят окружающие, узнав, что у меня есть ребенок, почти всегда одна и та же: “Мальчик или девочка?” Ответ на этот, казалось бы, обыденный и малопримечательный вопрос на самом деле имеет фундаментальное значение: отныне к малышу больше не будут относиться как к “просто человеку” — его или ее непременно будут относить к одному из лагерей: Марс или Венера, Инь или Янь, Будущий Защитник или Настоящая Помощница. Само по себе это не несет вреда, но плохо то, что от мальчиков и девочек буквально с пеленок ожидают соответствия достаточно жестким требованиям ролевой модели, соответствующей их полу, но никак не учитывающей ни индивидуальные особенности конкретного ребенка, ни конкретные обстоятельства и ситуацию, ни стремительно меняющиеся реалии современного мира.

 

Моей дочери всего год, и за этот год я успела услышать от родственников, врачей и даже случайных прохожих, что она:

  • должна носить одежду только светлых, желательно розовых, оттенков, преимущественно — платья;
  • обязательно нуждается в братике или сестричке, чтобы их “нянчить” и “тренироваться на будущее”;
  • в любой ситуации обязана быть спокойной и сдержанной, как “настоящая леди”;
  • должна “приучаться” к заколкам и бантикам, даже если волосы еще короткие;
  • не может играть с машинками и вертолетом — только с куклами и мягкими игрушками.

 

Я привела самые яркие из услышанных мной высказываний, и они звучат совершенно абсурдно (но ведь звучат!), учитывая, что ребёнок еще совсем маленький. К подросшим детям и требования предъявляются посложнее, и давление на них возрастает — особенно с момента поступления в детский сад и начальную школу. К гендерным стереотипам — бесполезным, но на удивление живучим, относятся:

 

Предписания к внешнему виду. Девочек наряжают в маркие светлые вещи с оборками, рюшами и бантиками, а потом стыдят за то, что они запачкались или порвались при активных играх, вынуждая малышек “сидеть спокойно” и заниматься малоподвижной деятельностью. С возрастом требования ужесточаются: идеал “женственного” образа включает обтягивающую или иным способом подчеркивающую фигуру одежду, обувь на каблуках, обязательный макияж и т.д. — и поддерживается социумом вплоть до официальных запретов на ношение брюк школьницами. Мальчикам, напротив, часто запрещают любые намеки на ношение “женских” атрибутов, будь то платья, косметика или просто длинные волосы — во многих сообществах все это воспринимается как повод для насмешек и даже физического насилия в их адрес.

 

 

Ограничения физической и умственной активности. Мальчиков и девочек разделяют на уроках физкультуры, по умолчанию предполагая, что последние нуждаются в снисхождении в виде более легких упражнений и сниженных нормативах; в спортивных секциях, определяя отдельные виды спорта (художественная гимнастика, мотоспорт) как исключительно “женские” или “мужские” или не принимая детей на занятия исключительно на основе их половой принадлежности; на уроках труда и технологии, запрещая в девочкам в школах осваивать столярные работы, а мальчикам — кулинарию и шитье. Достаточно часто на подростков оказывают давление при выборе профессии, объявляя тот или иной род занятий “немужским” или “неженским” делом или попросту дифференцируя поступление на определенные специальности (например, военный лётчик, машинист электропоезда и др.) по половому признаку.

 

Убеждение в “предназначении”, “долженствовании” по факту принадлежности к полу. Чаще всего это касается распределения семейных ролей: девочкам с малых лет внушают, что их основная задача — рожать детей и “хранить очаг”, мальчикам — “защищать Родину” и содержать семью. Увлечение наукой, творчеством, путешествиями, осознанное нежелание вступать в брак или, например, создание отношений с партнером своего пола, выбор позиции пацифизма юношами или “чайлд-фри” — девушками нередко расценивается в лучшем случае как “детская блажь”, в худшем — как психическое отклонение.

 

Запреты на выражение определенных эмоций. Мальчикам запрещают демонстрировать уязвимость — и это касается не только слез (“тебе нельзя плакать, ты ведь мужчина”), но и таких эмоций, как нежность, сочувствие, романтичность (“что ты рассусоливаешь как баба”). Девочек стыдят за проявления агрессии даже в целях самозащиты (“он тебя задирает, потому что ты ему нравишься, а ты его ударила — как тебе не стыдно!”), злости, гнева, гордости и уверенности в себе (“девочка должна быть скромной”). Непрожитые чувства неизбежно “оседают” в подсознании и нередко становятся причиной психологических и психосоматических проблем.

Кейт Миддлтон и её сын принц Джордж

Ожидание определенного поведения. Мальчиков с раннего детства вовлекают в соревнования, поощряют игры с техникой и оружием, культивируют в них стремление к лидерству и соперничеству. Это отлично подходит для активных ребят с устойчивой нервной системой, но практически исключает из гендерной модели чувствительных, эмоциональных и даже просто интровертных мальчиков — в их сторону летят презрительные клички: “ботаник”, “тряпка”, “маменькин сынок”. Для девочек ситуация почти зеркальная: от них ожидают уступчивости и послушания, им часто предлагают игрушки, копирующие бытовые приборы: кухонную плиту, пылесос, миксер и т.д., — или нацеленные на тренировку бьюти-практик: наборы для создания причёсок и подбора гардероба, детскую косметику и т.п. Следование девочек “мужской” модели поведения в младшем возрасте осуждается не так строго, однако ярлык “пацанка” однозначно намекает на ее ненормативность, “несоответствие природному полу”; по мере взросления такие девочки подвергаются все большему давлению и призывам “вести себя поженственней”. Пик требований соответствовать гендерным ожиданиям окружающих и для девочек, и для мальчиков приходится на старший подростковый и юношеский возраст — и это прокрустово ложе фемининности и маскулинности нередко порождает болезненные травматические переживания у представителей обоих полов.

 

 

И в завершение: когда я говорю и пишу на тему гендерного воспитания, самое частое возражение, которое мне предъявляют, звучит так: “Что же, по-твоему, всех детей надо воспитывать одинаково?”. Конечно, нет — наоборот, я утверждаю, что детей — всех и каждого, а не отдельно мальчиков и отдельно девочек — необходимо воспитывать по-разному, учитывая особенности их характера, интересы, личностные качества. Ученые давным-давно доказали, что межиндивидуальные различия между людьми сильнее межполовых, то есть два случайно взятых мальчика (или две девочки) будут отличаться друг от друга по выбранному параметру с большей вероятностью, чем условный “средний” мальчик от “средней” девочки — об этом стоит помнить, говоря о системах воспитания, образования и обучения.

 

Конечно, полностью избавить наших детей от влияния стереотипов вряд ли получится, но в наших силах — помогать отслеживать их и вырабатывать критическое отношение к высказываниям в стиле “ты же девочка/мальчик”. В конце концов, куда важнее вырастить не “настоящую женщину” или “настоящего мужчину”, а настоящего человека: честность, доброта, мудрость и прочие общечеловеческие ценности всегда были и остаются вне гендерных рамок.

 

The post Наталья Ульянова о гендерных стереотипах в воспитании appeared first on mama.ru.

72 просм.

 

 

 

ПОДЕЛИСЬ!!!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •   
  •   
  •   
  •  
  •  

Читайте также: