Почему родители не спешат на психотерапию (а надо бы)

Среди родителей тех, кто признаёт влияние своего психологического статуса на отношения с детьми, совсем немного. Почему важность психотерапии в России недооценивают, рассказывает журналистка и психотерапевтка Катерина НОВИЦКАЯ
Психологическая гигиена — это ответственность не только перед собой, но и перед детьми. Если проблемы у детей, начинать надо с того, что «чинить» родителей, а дети это просто наше зеркало до какого-то момента.
Не в том смысле, что опять мать во всем виновата, а в том, что мы влияем на детей, хотим того или нет. Но психотерапию проходит слишком мало родителей, почему так?

Последнее время мне часто задают вопрос: почему у наших соотечественников часто нет понимания необходимости психологической гигиены и личной терапии? Зубы люди сами себе не лечат, ходят к стоматологу. А внутренние проблемы предпочитают решать, беседуя с друзьями за бутылочкой.

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо для начала сделать небольшой исторический экскурс. Психология – наука молодая. Она вышла из-под крыла философии в конце XIX века, и точкой отсчета обычно считают 1875 год, когда врач и физиолог Вильгельм Вундт основал в Лейциге первую в мире психологическую лабораторию, в скором времени преобразованную в институт экспериментальной психологии.

 

Советская психология и педология

В нашей стране становление психологии как науки произошло в 1920-30 годы. Старт был очень ярким. Создавались школы, общества, лаборатории, институты, проходили съезды, защищались диссертации. Психология развивалась на стыке с другими дисциплинами. В это время активно работали известный физиолог и первый русский лауреат Нобелевской премии Иван Петрович Павлов, одна из первых женщин-психоаналитиков Сабина Шпильрейн, психиатр Владимир Михайлович Бехтерев… А также педагог и психолог Лев Семенович Выготский, которого можно смело назвать Пушкиным отечественной психологии, поскольку он наше всё.

За свою короткую жизнь (умер в 38 лет от туберкулеза) он успел провести массу исследований и экспериментов, разработать учение о высших психических функциях, написать небольшую библиотеку книг и вырастить плеяду блистательных учеников. Его труды легли краеугольным камнем во все учебники, преподаватели факультетов психологии произносят его имя с придыханием. Можно сказать, что существует некий культ Выготского, далеко не всегда, кстати, основанный на полном понимании и прочтении его работ.

 

Но упоминаем мы Выготского не столько потому, что он светило, а потому, что в 1920-е годы он был в авангарде широкого педологического течения. Педология как научное направление изучала развитие ребенка, объединив в себе подходы педагогики, психологии, биологии, медицины. Педологи пытались получить синтез знаний о детях. Было развернуто педолого-педагогическое консультирование, педологи работали с родителями, делались первые попытки наладить психологическую диагностику развития ребенка. Остро стоял вопрос о методах изучения детей и в особенности о применении тестов. Несмотря на некоторые просчеты и трудности, это был серьезный шаг в развитии прикладных функций науки о детях. Нужно сказать, что педологию активно поддерживала Надежда Константиновна Крупская.

 

У педологии короткая и драматическая история. В июле 1936 года вышло Постановление ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе Наркомпросов». Педологи были объявлены вредителями, издевающимися над советскими детьми (например, многие дети «социально близких» рабочих и крестьян по результатам тестирования были определены как дефективные, а в составе детей одаренных оказывались потомки «гнилой интеллигенции» — священников, белогвардейцев и т.д.). За шесть последующих месяцев было опубликовано свыше 100 брошюр и статей, посвященных разгрому педологии. Ее называли антимарксистской, реакционной, буржуазной наукой, а вместе с ней клеймили всю научную продукцию в области детской и педагогической психологии, дефектологии, школьной гигиены.

Полностью были ликвидированы все педологические учреждения и факультеты, как, впрочем, и сама эта специальность. Последовали исключения из партии, увольнения с работы, расстрелы, аресты, инфаркты, «покаяния» на всевозможных собраниях.

Особенно тяжелые последствия имели обвинения (так и не снятые за последующие пятьдесят лет историей педагогики) в том, что педология якобы всегда признавала для судьбы ребенка «фатальную роль» наследственности. Педологам приписывали «пособничество расизму» и дискриминацию детей пролетариев.

 

Жестокое уничтожение педологии имело тяжелые последствия для советской психологии в целом и отозвалось торможением развития смежных отраслей знания, в частности педагогики и психодиагностики. Обвинение в «протаскивании педологии» не менее полувека нависало над психологами, педагогами, врачами и другими специалистами, зачастую вовсе не связанными с «лженаукой». Психология оказалась кастрированной, в учебниках для педвузов авторы стремились не допустить проникновения в умы будущих учителей детской, педагогической, школьной психологии, чтобы избежать обвинений в попытках восстановить педологию. Студенты педвузов очень долго получали выхолощенные психологические знания.

И конечно же, психология не получала никакого практического применения. Советская власть считала опасными и вредными мысли человека о собственной личности, о своих чувствах и желаниях. Советский гражданин должен был думать только о планах и желаниях партии. Общественное довлело над личным.

 

Карательная психиатрия

Психологов в СССР не было, но психиатры были. Однако не существовало закона, который бы определял правила помещения человека в стационар. Такой закон был принят только в 1992 году. А до этого момента гражданина можно было госпитализировать без его согласия. Пожаловались родственники или соседи — быстро приехали санитары в белых халатах и, как пел Высоцкий, «зафиксировали нас». Вырваться из стационара было непросто, учитывая, что пациента моментально накачивали лекарствами, вводя в овощеподобное состояние.

Также следует сказать, что в поле внимания психиатров попадали не только больные, но также те, кто был против режима или не лоялен ему. Таких людей суд направлял на судебно-психологическую экспертизу, а затем в места лишения свободы. Кстати, это было гораздо дешевле, чем положить человека в стационар.

«Карты не врут»

Итак, психологов нет, психиатры страшны, религия запрещена. Что делать советскому человеку, чтобы попытаться разобраться в своей жизни, отношениях, внутренних переживаниях? Идти к гадалке. Гадание на обычных игральных картах было очень распространено. Те, кто умел талантливо «разложить» на пикового короля, втихую брали за это деньги и поток клиентов к ним не иссякал. Безусловно, такие гадалки были хорошими житейскими психологами. А еще они могли сделать приворот, отворот и заговОр. До сих пор жива поговорка «к бабке не ходи», что значит «правдиво, не следует сомневаться и проверять».

Что касается астрологии, то в СССР она была также запрещена, поскольку считалась «буржуазной лженаукой». Робкие ее ростки стали пробиваться во время хрущевской оттепели. В 1970 в издательстве «Наука» вышла «История одного заблуждения. Астрология перед судом науки» Г.А. Гурева, с подробным предисловием и послесловием профессора М.И. Шахновича об истории астрологии и ее современном состоянии в зарубежных странах.

А в 1972 году на литовском языке вышла книга Ромуальдаса Колонайтиса «Солнце идет по звериному кругу». Неофициальные кружки астрологов в 1970-х годах действовали в крупных городах — Москве, Ленинграде, Киеве, Владивостоке… Те, кто что-то понимал в астрологии и даже мог составить гороскоп, считались очень продвинутыми людьми.

 

Возрождение психологии

Медленное возрождение психологии в СССР началось в 1950-х годах. Выходят редкие журналы, в некоторых вузах работают кафедры психологии (и даже факультеты), проходят первые съезды Союза психологов. Однако этого было так мало, и все это было настолько далеко от простых граждан, что говорить о полноценном возвращении психологии как науки было нельзя вплоть до 1980-х годов. Знаковым событием можно считать Постановление Государственного комитета СССР по образованию о введении ставки школьного психолога во все учебно-воспитательные учреждения страны. Это случилось в 1988 году.

Когда железный занавес, отделявший нашу страну от остального мира, рухнул, в нашу культурную реальность кроме прочего попали зарубежные фильмы и сериалы. В которых обычные постсоветские граждане с удивлением увидели, что часть повседневной жизни «буржуев» — посещать психолога.

В отличие от СССР, западное общество было ориентировано на индивида, а различные науки активно изучали человека как с физиологической, так и с психологической стороны. Здесь вы наверняка вспомните Зигмунда Фрейда и будете правы. Начало широкого признания Фрейда и психоанализа образованным обществом относится к 1908-1920 годам, когда идеи Фрейда начали влиять на характер культурного развития XX века. Психоанализ Фрейда дал толчок к развитию пары десятков психоаналитических методов и теорий, среди которых — аналитическая психология К.-Г. Юнга, индивидуальная психология А. Адлера, характероанализ В. Райха, эпигенетический анализ Э. Эриксона, неофрейдизм Г. Салливана и К. Хорни, экзистенциальная психотерапия Р. Мэя, трансактный анализ Э. Берна и многие другие. На сегодняшний день термин «психотерапия» объединяет более 400 методов индивидуальной и групповой работы с психикой.

 

В силу культурных и исторических причин следить за своим психологическим здоровьем для западного человека так же естественно, как за здоровьем физическим. И дело, как вы понимаете, вовсе не в том, что у европейцев и американцев нет близких отношений в семье и нет друзей, с которыми можно поговорить «за жизнь» на кухне за бутылкой. Наоборот, советские граждане практиковали этот метод по причине отсутствия других вариантов.

Настороженное и даже негативное отношение к психологам среди граждан в нашей стране сохраняется до сих пор. Аргументируя свое нежелание, люди говорят: «я не слабак» (особенно это касается мужчин, которых с детства учат не плакать и «не распускать нюни»), «я не больной», «зачем платить за болтовню», «не хочу, чтобы ко мне лезли в душу», «у психолога не должно быть своих проблем», «психолог должен быть добрым», «я лучше обращусь к друзьям», «психолог корыстен» и т.д.

Надо ли говорить, что профессиональный психолог никому не лезет в душу, обычная болтовня никак не меняет жизнь, терапия не имеет ничего общего с «добротой», а обратиться к психологу – это признак силы, а не слабости?

 

«А вы точно психолог?»

Ни для кого не секрет, что в любой профессии существуют добросовестные, профессиональные работники и те, кто этим критериям не соответствуют. Психология не исключение. Ее особенность такова, что кроме постоянного повышения квалификации психологу необходимо регулярно проходить личную терапию (работа над своей личностью) и супервизию (работа над собой как специалистом). Но увы, это делают далеко не все.

Кроме того, в России не существует лицензирования деятельности психолога, просто нет такого закона. Если вы хотите начать частную практику, достаточно получить базовое образование и зарегистрироваться как ИП.

Однако реальность показывает нам, что те, кто называет себя психологом/психотерапевтом и ведут приём за деньги, при ближайшем рассмотрении могут не иметь не только супервизии, но даже образования.

Или же иметь образование, но трактовать профессию психолога весьма вольно. Как сказала, например, одна женщина, пришедшая на семинар известного ученого и психотерапевта: «Я психолог и работаю под вывеской астролога». Подобных «вывесок» и псевдо-профессий, не имеющих отношения к науке психологии, последние годы появилось очень много. «Экзистенциальный психотерапевт», «кармический психолог», «мастер инициации» и даже «психолог-маг».

 

А наши соотечественники по понятным причинам не всегда умеют быть клиентами. Они не чувствуют своих и чужих границ, они стесняются сказать психологу «мне не нравится, как вы со мной разговариваете», они не спрашивают дипломы и сертификаты, они смешивают терапию и личные отношения, они не понимают разницы между психотерапевтом и психиатром, они хотят чудо-доктора и волшебную таблетку. Но они и не должны это уметь! Это задача специалиста – быть профессиональным, быть честным, быть внимательным и понятным клиенту.

Один уважаемый психоаналитик на лекции как-то сказал: «Хорошему диагносту нужно иногда всего 10 минут, чтобы понять причины проблемы клиента. И несколько лет, чтобы то же самое понял клиент».

 

Резюмируя, хочется сказать следующее. Психологическая гигиена и личная терапия необходима каждому человеку точно так же, как профилактические визиты к врачам. Всегда интересуйтесь отзывами и рекомендациями, которые дают психологам другие люди. Не стесняйтесь спрашивать у психолога или психотерапевта диплом государственного образца и другие документы, подтверждающие его квалификацию. Если психолог начнет уходить от темы, то иметь с ним дела не стоит. Прислушивайтесь к себе, к своим ощущениям. Психолог – не истина в последней инстанции, не царь и не бог. Он не дает советов и рекомендаций, он только сопровождает и поддерживает вас на пути к себе. Во время сеансов вам может быть трудно, тяжело, страшно, некомфортно, но если в конце вам не становится хотя бы немного легче — это повод сменить специалиста.

The post Почему родители не спешат на психотерапию (а надо бы) appeared first on mama.ru.

28 просм.

 

 

 

ПОДЕЛИСЬ!!!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •   
  •   
  •   
  •  
  •  

Читайте также: